Бар-караоке "УХО и МЕДВЕДЬ"
Бар-караоке УХО и МЕДВЕДЬ в Находке - КАФЕ на ДРОВАХ

Историческая тема №1. Сталин И.В.


Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
   RSS
Историческая тема №1. Сталин И.В., Часто упрекают, что не в тему поминаю в суе, так вот она тема.
 
Основные достижения.

1. Объёмы производства промышленной продукции в стране на душу населения увеличились в 4 раза к 1950 г. по сравнению с 1913 г. (!)
2. Было построено более 1,5 тыс. крупнейших индустриальных объектов, оснащённых по последнему слову техники, в том числе, ДнепроГЭС, "Уралмаш", ХТЗ, ГАЗ, ЗИС, заводы в Магнитогорске, Челябинске, Норильске, Сталинграде… И этот задел для будущих поколений, который они всё-таки не до конца пр@ср@ли.
3. Процент грамотного населения СССР вырос до 99% (до революции по разным оценкам грамотных было 10-30%). Количество школ увеличилось в 14 раз (1914 - 4000; 1940 - 65000 ), Количество ВУЗов и техникумов увеличилось в 11 раз (1914 - 400; 1940 - 4600) (!).
4. Победа во Второй мировой войне, которая стала возможной благодаря первым трём достижениям, и обусловила сохранение суверенитета со статусом страны как сверхдержавы.
5. Прирост населения 1,5 млн. человека в год (около 1%) (!) alvk2003, привед :)
6. Смертность уменьшилась, почти втрое (10,1 на 1 тыс. жит. в 1950 году по сравнению с 29,1 в 1913г.) (!)
7. Детская смертность снизилась втрое (1913 г. - 268,6 на 1000 новорожденных, то в 1950 - уже 81 на 1000) (!)
8. Потребление чистого спирта на душу населения снизилось в 2,5 раза (1,9 л на д.н. чистого алкоголя в год - 1952 г., в 1914 г. - 4,7 л. При Ельцыне - 40л.) (!)
9. Наркомания и проституция при Сталине стремилась к нулю.
10. СССР получил Атомную (1949г.) и Водородную (1953г.) бомбу, что гарантирует ненападение на нас любой организованной военной силы.
11. Создана зона переводного рубля, читай евросоюз (Союз Экономической Взаимопомощи 1949-1991гг) Деньги печатает СССР (Не США!). В него входили страны: Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, ГДР, Монголия, Албания, Куба, Югославия + 12 стран–наблюдателей.

Я затравку создал. Любители сабжа, разгребаем.

Постараюсь, постараюсь,  не вестись на провокации, самому не провоцировать и дискутировать в мирном русле. Чего и всем желаю. Хотя по опыту знаю, что тема обречена на срач с предельно низким уровнем аргументации: Сталин грабитель и убийца. Заведомо предсказуема критика товарища, как маньяка, патологического труса, шизофреника и ещё глупца. Ведь он-де уничтожил миллионы "ни в чём не повинных" людей "спецом" без всякого смысла исключительно из любви к геноциду. Он якобы совсем не ожидал нападения Германии, потому что поверил Гитлеру, а перед этим ещё и дезорганизовал армию, перебив весь дельный комсостав, оставив только некомпетентный, но лояльный к себе. А войну выиграли потому что будто бы завалили врага трупами и когда у врага кончились патроны и снаряды, уцелевшие по телам павших донесли знамя Победы до Рейстага.  

В качестве первых направлений споров. По поводу цены Победы. Несмотря на расхожий миф СССР не имел преимущества в людских ресурсах перед Германией и её союзниками. Численность советских участников войны была только в 1,4–1,5 раз больше общей численности противостоящих войск и в 1,6–1,8 раза больше регулярной немецкой армии. В соответствии с законом относительных потерь при таком превышении численности участников войны потери Красной Армии, уничтожившей фашистскую военную машину, в принципе не могли превышать потери армий фашистского блока более чем на 10-15%, а потери регулярных немецких войск — более чем на 25-30%. Это значит, что верхней границей соотношения безвозвратных боевых потерь Красной Армии и вермахта является соотношение 1,3:1.

Что касается репрессий. За всё время правления Сталина смертных приговоров было около 700 тысяч, а именно за 30 лет, а не в период 1936-1938 гг, как некоторые истерят. Причём в исполнение приведены не все приговоры.  В 30-е годы в местах лишения свободы в СССР находилось в среднем 583 человека на 100 000 населения. Сейчас в России этот показатель 647 человек на 100 000, в США - более 700. Вот Вам и тотальный страх, ночные воронки и репрессии.

Сталин безусловно ответственность несёт за всё. Но не следует его назначать параноиком, который кровожадно хотел убивать людей. В том, что он делал была страшная рационализация. А тут ещё оно легло на расейский менталитет насчёт "выплеснуть воду вместе с ребенком", "заставь дурака богу молиться" и "лес рубят - щепки летят". Проблема в том, что не нужно мешать всё в одну кучу, тем самым затрудняя понимания причин и последствий тех или иных событий. А вообще интересно получается!  Один - потомок расстрелянного, тратит годы на поиски потомков палача. И, найдя, находит успокоение. Потомок же палача, наоборот, ток не может уснуть из-за стыда за своего предка......... Но почему, ПОЧЕМУ ни один, ни второй не задались самым простым вопросом: забрали из дома по доносу. По ДОНОСУ!!! Значит, какая-то гнида настучала? Вот и завертелось репрессивное колесо! А как иначе-то?! Во всех странах и во все века так было, супругов Розенберг вспомним... Почему же обвиняют во всем НКВДшника, у которого таких доносов - СОТНИ и ТЫЩИ на столе, чисто физически невозможно разобраться в КАЖДОМ без компьютера?!! А стукачи всё пишут и пишут, количество доносов растёт день ото дня! Из карьерных соображений, ревности на почве неразделённой любви или личной неприязни. А ещё - война на пороге, а еще - РЕАЛЬНЫЕ саботажники, шпионы, вредители и реформаторы старого строя не сидят без дела! Может быть, нужно было найти потомков доносчика и у них узнать, не хотят ли они извиниться за предка?

Сталин не был добрым царем. Он был Императором, который во главу угла ставил безопасность вверенной ему державы, и экономическую, и военную.
Homer J. Simpson,  так от меня ты что хочешь? У меня тогда все было хорошо и сейчас не плохо, но хотелось бы лучше. У тебя тогда была жеппа и сейчас жеппа. Тебе хуже, могу сказать мур (с) Андриано
Страницы: Пред. 1 ... 24 25 26 27 28 ... 42 След.
Ответы
 
Цитата
Гас написал:
о залитой кровью России, вакханалии еврейско-чурковых комиссаров, затырканных системой совках - сиё не есть. Сиё есть очевидно тонкая неоднозначная точка зрения, требующая деликатного обсуждения. Возможно покаяния.
Какой же ты дурак.
И старый сизоносый музыкант всё причитал: «Вот раньше мы играли!»
 
Tomcat, а это не требует аккуратного обсуждения? :nygreen:  
Homer J. Simpson,  так от меня ты что хочешь? У меня тогда все было хорошо и сейчас не плохо, но хотелось бы лучше. У тебя тогда была жеппа и сейчас жеппа. Тебе хуже, могу сказать мур (с) Андриано
 
Гас, я пытался.
И старый сизоносый музыкант всё причитал: «Вот раньше мы играли!»
 
Цитата
Гас написал:
 memori , я уже писал выше
Вам просто не к чему придраться, вот и всё.
Никто не забыт и ничто не забыто.
 
Доброго времени суток.

Массовые репрессии. «Большой террор» и московские процессы.

За период с сентября 1936 по ноябрь 1938 года, когда органы НКВД возглавлял Николай Ежов, разразились беспрецедентные репрессии, затронувшие все слои населения: от руководителей Политбюро до простых советских граждан, которых арестовывали на улицах только для того, чтобы обеспечить «квоту подлежащих подавлению контрреволюционных элементов».

В течение 1935–1936 годов на повестке дня стоял вопрос о дальнейшей судьбе насильно выселенных раскулаченных. Несмотря на запрет покидать место, к которому они были приписаны, о чем им постоянно напоминали, спецпоселенцы все чаще и чаще появлялись среди свободных трудящихся. В докладе, датируемом августом 1936 года, Рудольф Берман, начальник ГУЛАГа, писал: «Многие спецпереселенцы, работавшие на протяжении нескольких лет в смешанных бригадах с вольнонаемными рабочими, пользуются «довольно свободным режимом». Становится все сложнее их вернуть на место жительства. Они приобрели специальность, администрация предприятия не намерена их отпустить, они ухитрились добыть паспорт, женились на вольнонаемных, имеют свое хозяйство...».

Многочисленные спецпоселенцы, приписанные к месту жительства возле больших промышленных предприятий, имели тенденцию растворяться в местном рабочем классе; были и такие, кто старался убежать подальше. Большое число беглецов без документов присоединялось к бандам «социальных отщепенцев» и хулиганов, все чаще встречавшихся вблизи городов. Проверка, произведенная осенью 1936 года в некоторых комендатурах, обнаружила нетерпимую, с точки зрения властей, ситуацию: так, в районе Архангельска на месте осталось только 37 000 поселенцев из 89 700, которым следовало бы здесь жить.

Навязчивая идея о «кулаке-саботажнике, просочившемся на предприятие», и «кулаке-бандите, бродящем вокруг города», поясняет, почему именно эта категория в первую очередь должна была стать искупительной жертвой в большой операции, проведенной Сталиным с начала июля 1937 года.

2 июля 1937 года Политбюро направило местным властям телеграмму с приказом «немедленно арестовать всех бывших кулаков и уголовников, расстрелять наиболее враждебно настроенных из них после рассмотрения их дела тройкой [комиссией, состоящей из трех членов: первого секретаря районного комитета партии, прокурора и регионального руководителя НКВД] и выслать менее активные, но от этого не менее враждебные элементы. Центральный комитет предлагает представить ему в пятидневный срок состав троек, а также число тех, кто подлежит расстрелу и выселению».

В последующие недели Центр получил собранные местными властями данные, на базе которых Ежов подготовил приказ № 00447 от 30 июля 1937 года и представил его в тот же день на Политбюро. В рамках предполагаемой операции 259 450 человек должны были быть арестованы, из них 72 950 человек расстреляны. Эти цифры были не окончательными, так как ряд регионов еще не прислал свои «соображения». Как и при раскулачивании, во всех районах были получены из Центра квоты для каждой из двух категорий (1-я категория – расстрел; 2-я категория – заключение на срок от 8 до 10 лет).

Никто не забыт и ничто не забыто.
 

Заметим также, что элементы, на которые была направлена эта операция, относились к разнообразным социальным и общественно-политическим группам: рядом с раскулаченными и уголовными элементами фигурировали «элементы социально опасные», члены антисоветских партий, бывшие «царские чиновники», «белогвардейцы» и т.д. Эти ярлыки навешивали на любого подозрительного, принадлежал ли он к партии, был ли выходцем из интеллигенции или из народа. Что касается списков подозрительных, компетентные службы ОГПУ, потом НКВД имели достаточно времени, чтобы подготовить их и при необходимости пускать в ход.

Приказ от 30 июля 1937 года давал местным руководителям право запросить в Москве разрешение на составление дополнительных списков. Семьи приговоренных к лагерным работам или расстрелянных также могли быть арестованы сверх положенной квоты.

С конца августа Политбюро было буквально завалено просьбами о повышении квот. С 28 августа по 15 декабря 1937 года оно утвердило различные предложения по дополнительному увеличению квот в общем до 22 500 человек на расстрел, 1б 800 – на заключение в лагеря. 31 января 1938 года оно приняло по предложению НКВД квоту на 57 200 человек, из которых следовало казнить 48 000. Все операции должны были быть закончены к 15 марта 1938 года. Но на и этот раз местные власти, которые были с предыдущего года несколько раз подвергнуты чистке и обновлены, сочли уместным продемонстрировать свое рвение. С 1 февраля по 29 августа 1938 года Политбюро утвердило дополнительные цифры на 90 000 человек.

Таким образом, операция, которая должна была длиться четыре месяца, растянулась более чем на год и коснулась 200 000 человек сверх тех квот, которые были оговорены вначале. Всякий подозреваемый в «плохом» социальном происхождении был потенциальной жертвой. Уязвимы были также все те, кто жил в приграничной зоне или в той или иной степени имел контакты с иностранцами, были ли они военнопленными или родом из семей, эмигрировавших из СССР. Такие люди, а также радиолюбители, филателисты, эсперантисты имели шанс попасть под обвинение в шпионаже. С 6 августа по 21 декабря 1937 года по крайней мере 10 операций того же типа, что проводились по приказу НКВД № 00447, были запущены Политбюро и исполнителем его воли НКВД с целью «ликвидировать» национальность за национальностью как «шпионские и диверсионные группы»: немцев, поляков, японцев, румын, финнов, литовцев, эстонцев, латышей, греков, турок. За 15 месяцев с августа 1937 по ноябрь 1938 года в ходе операций, направленных против «шпионов», многие сотни тысяч были арестованы.

Процедуры осуждения арестованных были различными для разных групп. Так, дела крупных полит

иков, военных, экономистов, представителей интеллигенции, т.е. лиц, находящихся на виду и всем известных, обсуждались военными судами и специальными сессиями НКВД. Ввиду обширности проводимых на местах операций правительство в конце 1937 года предписало организовать на региональном уровне так называемые тройки, состоящие из прокурора, руководителя НКВД и начальника милиции. Эти тройки действовали необычайно быстро, т.к. должны были соответствовать установленным Центром квотам. Для этого достаточно было пустить в ход старые списки подозреваемых ОГПУ. Следствие носило весьма упрощенный характер; «тройки» (а также двойки, состоявшие из руководителя местного НКВД и прокурора) пропускали через свои руки сотни дел в день, в «альбомном порядке», как это подтверждает, например, недавняя публикация Ленинградского мартиролога», ежегодника, в котором месяц за месяцем, начиная с августа 1937 года, перечислены репрессированные ленинградцы, арестованные и приговоренные к смерти на основе 58 статьи Уголовного кодекса. Срок между арестом и смертным приговором составлял от нескольких дней до нескольких недель. Смертный приговор без апелляции исполнялся в течение нескольких дней. В большинстве репрессивных операций, таких, например, как «ликвидация кулаков», начатая 30 июля 1937 года в рамках специальной операции по «ликвидации шпионов и диверсантов»; «ликвидация преступных элементов», начатая 12 сентября 1937 года; «депортация семей врагов народа» и т.д., шансы отдельных обывателей быть арестованными только потому, что органам надо было выполнить квоту, часто зависели от случая. Случайности могли носить «географический» характер (например, у лиц, живущих в приграничной полосе, шансов на арест было гораздо больше). Многое зависело также от особенностей биографии: в опасности находились те, кто был в той или иной степени связан с заграницей или имел иностранное происхождение; опасности подвергались и однофамильцы намеченных к аресту. В случае, если в списке число лиц было недостаточным, местные власти всегда умели найти выход и выполнить «норму».
Никто не забыт и ничто не забыто.
 

Более всего известны преступления в отношении партийных кадров, именно эти преступления были разоблачены первыми на XX съезде партии. В своем докладе Хрущев подробно осветил этот вид репрессий, направленных в первую очередь против пяти верных сталинистов, членов Политбюро – Постышева, Рудзутака, Косиора, Чубаря и Эйхе; уничтожены были также 98 из 139 членов Центрального комитета, 1108 из 1966 делегатов XVII съезда партии (1934 год). Репрессии коснулись и руководства комсомола: 72 из 93 членов и кандидатов в члены Центрального комитета ВЛКСМ были арестованы и расстреляны, также как 319 из 385 его областных секретарей и 2210 из 2750 районных секретарей. В общем, все обкомы и райкомы партии и комсомола «на местах» подозревались Центром в саботаже «безусловно правильных» решений, исходящих из Москвы; они якобы создавали препятствия эффективному контролю властей над тем, что происходит в стране, и потому были полностью обновлены. Во всегда находящемся под подозрением Ленинграде, где ранее партией руководил Зиновьев, а после убийства Кирова – Жданов и начальник местного НКВД Заковский, арестовали более 90% всех партийных кадров. Но они составили лишь малую часть от тех ленинградцев, которые были арестованы в 1936–1939 годах19. Для стимуляции чисток эмиссары из Центра в сопровождении войск НКВД были направлены в провинцию со специальной миссией, образно определенной газетой «Правда» как «выкуривание и уничтожение троцкистско-фашистских клоповников».

Из отрывочных статистических данных, которыми мы располагаем, известно, что некоторые регионы были «вычищены» особо тщательно: в первую очередь, удар снова пал на Украину. За один только 1938 год после назначения Хрущева главой коммунистической партии Украины более 106 000 человек были арестованы на Украине (и большинство из них расстреляны). Из 200 членов Центрального комитета компартии Украины выжили только трое. По аналогичному сценарию прошли чистки во всех районных и местных комитетах партии, где были организованы десятки открытых процессов над коммунистическими вожаками.

В отличие от процессов при закрытых дверях или тайных заседаний троек, где судьба обвиняемого решалась за несколько минут, открытые процессы над коммунистическими руководителями республик, краев и областей имели популистскую окраску, выполняли важную пропагандистскую функцию. Они были направлены на создание более тесной связи между «представителями народа, честными простыми борцами, носителями справедливых решений», и главой партии и разоблачали местных партработников, «новых феодалов, всегда довольных собой, которые своим бесчеловечным отношением нарочно плодят недовольных и озабоченных, создавая резерв для троцкистов» (Сталин, речь 3 марта 1937 года). Как большие процессы в Москве, так и публичные процессы на местах, запись заседаний которых подробно воспроизводилась местной прессой, сумели – с позиций популизма – сплотить массы. Процессы разоблачали заговорщика, главную фигуру идеологии того времени, и выполняли некую карнавальную функцию (поскольку власть имущие превращались в их ходе в негодяев, а «простые люди» выступали как «носители справедливости»). Эти общественные процессы стали, по меткому выражению Анни Кригель, «чудовищным механизмом социальной профилактики».

Репрессии, направленные против местных партийных руководителей, естественно, представляли только надводную часть айсберга. Приведем в пример Оренбургскую область, о которой мы знаем из материалов местного управления НКВД, озаглавленных: «Операции по ликвидации подпольных троцкистско-бухаринских групп, а также других контрреволюционных объединений, проведенные в период с 1 апреля по 18 сентября 1937 года» (т.е. до вступления в дело Жданова, чья миссия имела целью ускорение «чисток»)20.

В этой местности были арестованы на протяжении пяти месяцев:

· 420 троцкистов, все кадры, имеющие отношение к политике и экономике и занимающие руководящие должности;

· 120 правых, все значительные местные руководители.

Эти 560 партийных руководителей составляли около 45% местной номенклатуры. Следствием миссии Жданова в Оренбурге стало еще 598 арестованных и расстрелянных. В этой области, как и в других областях, с осени 1937 года большинство политических и экономических руководителей были удалены и заменены новым поколением, так называемыми выдвиженцами: Брежневым, Косыгиным, Устиновым, Громыко, словом, будущим Политбюро 70-х годов.

Тем не менее наряду с тысячами арестованных коммунистических руководителей под удар попали рядовые члены партии, «вычищенные» коммунисты, не имеющие ни титулов, ни наград, а также обыкновенные граждане, внесенные ранее в списки неблагонадежных, – именно они стали основными жертвами террора.

Возьмем один из рапортов Оренбургского НКВД:

«...– арестованы более двух тысяч членов правой военно-японской организации казаков (из них около 1500 расстреляны);

– арестованы более 1500 офицеров и царских чиновников, сосланных в 1935 г. из Ленинграда в Оренбург [речь идет только «о социально чуждых элементах», сосланных после убийства Кирова в разные регионы страны];

– около 250 человек арестованы по так называемому польскому делу;

– приблизительно 95 человек были арестованы по делу об уроженцах Харбина;

– 3290 человек [арестованы] в процессе операции по ликвидации бывших кулаков;

– 1399 человек при ликвидации преступных элементов».

Таким образом, если прибавить сюда еще 30 комсомольских работников и 50 курсантов из местного военного училища, всего было репрессировано НКВД за пять месяцев около 7 500 человек, и все это еще до усиленных репрессий, протекавших в период командировки сюда Андрея Жданова. Каким бы впечатляющим ни казался арест 90% кадров местной номенклатуры, он представляет собой лишь незначительный процент от общего числа не разделяемых на категории граждан, репрессированных в ходе специальных операций, одобренных Политбюро и, в частности, Сталиным.

Однако некоторые категории были «прорежены» с пристрастием: это дипломаты и сотрудники Народного комиссариата по иностранным делам, попавшие под обвинение в шпионаже, а также чиновники из хозяйственников, директора заводов, подозреваемые во вредительстве. Среди дипломатов высокого ранга арестованы (и в большинстве своем расстреляны) Крестинский, Сокольников, Богомолов, Юренев, Островский, Антонов-Овсеенко, занимавшие посты в Берлине, Лондоне, Пекине, Токио, Бухаресте и Мадриде.

В некоторых комиссариатах почти все без исключения чиновники стали жертвами репрессий. Так, в Народном комиссариате станкостроения была обновлена вся администрация; были арестованы все директора заводов (кроме двух), связанных с этой отраслью. То же самое было сделано в других промышленных секторах, в частности в авиастроении, в кораблестроении, в металлургии, на транспорте, о чем мы располагаем лишь отрывочными сведениями. По окончании Большого террора Каганович объявил на XVIII съезде партии (март 1939 года), что «в 1937 и 1938 годах руководители тяжелой индустрии были полностью обновлены, тысячи новых выдвиженцев были назначены на руководящие посты вместо разоблаченных вредителей и шпионов. Теперь у нас есть такие кадры, с которыми нам по плечу будет любая задача, которую нам даст товарищ Сталин».[11]

Никто не забыт и ничто не забыто.
 

Среди партийных кадров, наиболее жестоко пострадавших во времена «ежовщины», оказались также руководители зарубежных коммунистических партий и члены Коммунистического Интернационала, проживавшие в роскошном отеле в Москве23. Среди арестованных коммунистических руководителей были Хайнц Нойманн, Герман Реммеле, Фриц Шульц, Герман Шуберт, все бывшие члены Политбюро немецкой компартии; Лео Флиг, секретарь ее Центрального комитета; Генрих Зускинд и Вернер Хирш, оба главных редактора «Роте Фане», Гуго Эберлейн, делегат немецкой Компартии на учредительной конференции Коммунистического Интернационала. В феврале 1940 года, через несколько месяцев после заключения германо-советского договора, 570 немецких коммунистов были заключены в московские тюрьмы или переданы в руки гестапо на пограничном мосту в Бресте.

Большой террор настиг и венгерских коммунистов. Бела Кун, застрельщик венгерской революции 1919 года, был арестован и казнен, как и 12 других народных комиссаров, членов эфемерного коммунистического правительства в Будапеште, нашедшего «убежище» в Москве. Около 200 итальянских коммунистов были арестованы (среди них Паоло Роботти, родственник Тольятти), так же, как 100 югославских коммунистов (среди них генеральный секретарь партии Горкич и Влада Чопич – секретарь-организатор и руководитель Интернациональных бригад, а вместе с ними три четверти членов Центрального комитета).

Но дороже всего заплатили поляки. Положение польских коммунистов было особенным: Коммунистическая партия Польши отпочковалась от партии польской социал-демократии Королевства Польского и Литвы, в 1906 году она стала автономной организацией внутри социал-демократической партии России. Связи между русской и польской партиями, одним из руководителей которой до 1917 года был не кто иной как Дзержинский, были очень тесными. Из многочисленных польских социал-демократов карьеру в партии большевиков сделали тот же Дзержинский, Менжинский, Уншлихт (все руководители ВЧКГПУ), Радек... и это только самые известные имена.

В 1937-1938 годах Коммунистическая партия Польши была фактически полностью ликвидирована. Двенадцать членов ее Центрального комитета, находившегося в России, были казнены, так же, как и все польские представители в высших инстанциях Коммунистического Интернационала. 28 ноября 1937 года Сталин подписал документ, предполагающий «чистку» Коммунистической партии Польши. Обычно, когда вся партия была вычищена, Сталин подбирал новый руководящий состав, который принадлежал к одной из враждующих группировок, появившихся в ходе чисток В случае Польской коммунистической партии все фракции были обвинены в том, что они «следовали инструкциям секретных служб польских контрреволюционеров». 1б августа 1938 года Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала проголосовал за роспуск Коммунистической партии Польши. Как объяснил Мануильский, «агентам польского фашизма удалось занять все ключевые посты в Польской коммунистической партии».

Следующими жертвами «чисток» стали советские руководители Коммунистического Интернационала, обвиненные в недостаточной бдительности: Кнорин, член Исполнительного комитета, Миров-Абрамов, начальник отдела по связям с зарубежными странами, Алиханов, начальник отдела кадров, а также сотни других. Все они были ликвидированы. Только очень редкие руководители, прямо не связанные со Сталиным, такие как Мануильский и Куусинен, пережили «чистку» Интернационала.

Еще одна категория, затронутая репрессиями в 1937–1938 годах, о которых мы располагаем точными данными, – военные24.11 июня 1937 года пресса объявила, что специальный военный суд, заседавший при закрытых дверях, приговорил к смерти за предательство и шпионаж маршала Тухачевского, бывшего заместителя наркома обороны и главного организатора реформ в армии, которого часто со времен Польской военной кампании 20-х годов противопоставляли Сталину и Ворошилову; к смерти приговорили еще семерых военачальников: Якира (командующего войсками Киевского военного округа), Уборевича (командующего Белорусским военным округом), Эйдемана, Корка, Пугну, Фельдмана, Примакова. За десять последующих дней было арестовано 980 человек, из них 21 комкор и 37 комдивов. Дело о «военном заговоре», приписываемом Тухачевскому и его «сообщникам», было подготовлено за несколько месяцев. В мае 1937 года главные участники заговора были арестованы На «энергичных» допросах (во время реабилитации, двадцать лет спустя, когда изучалось дело Тухачевского, было отмечено, что страницы показаний маршала запачканы кровью, а это значит, что он был подвергнут пыткам), в которых принимал участие сам Ежов, обвиняемые признались в своих «преступлениях» незадолго до приговора суда. Сталин лично следил за всем ходом следствия. 15 мая через посла в Праге он получил фальсифицированное досье, изготовленное нацистскими секретными службами, в котором были многочисленные письма, которыми Тухачевский якобы обменивался с немецким командованием НКВД умело манипулировал даже немецкими спецслужбами.

За два года Красная Армия лишилась:

- 3 маршалов из 5 (Тухачевский, Егоров, Блюхер, два последних были устранены один за другим в феврале и октябре 1938 года);

- 13 командармов из 15;

- 8 флагманов флота из 9;

- 50 комкоров из 57;

- 154 комдивов из 186;

- 16 армейских комиссаров из 16;

- 25 корпусных комиссаров из 28.

Никто не забыт и ничто не забыто.
 

С мая 1937 года по сентябрь 1938 года 35 020 офицеров были арестованы или уволены из армии. Неизвестно, сколько еще их было казнено. Приблизительно 11 000 (среди них генералы Рокоссовский и Горбатов) были снова призваны на службу в армию между 1939 и 1941 годами. Но новые «чистки» начались после сентября 1938 года, и шли они так «успешно», что общее число арестов среди кадровых офицеров достигло в период Большого террора, по самым серьезным оценкам, 30 000 из общего числа 178 00025. Получается, что «чистка» в Красной Армии коснулась несколько меньшего числа лиц, чем обычно считают, но при этом значительно пострадал командный состав. Результаты же подобной политики сказались во время советско-финляндской войны 1940 года и в начале Великой Отечественной войны.

Несмотря на гитлеровскую угрозу, к которой Сталин, по правде говоря, относился значительно менее серьезно, чем такие руководители, как Бухарин или Литвинов (нарком по иностранным делам до апреля 1939 года), он, не колеблясь, пожертвовал большей частью лучших офицеров Красной Армии ради полного её обновления, заполнения такими кадрами, которые ничего не могли помнить из военных эпизодов времен гражданской войны. Они не могли изобличить Сталина как слабого военного руководителя, им не могло прийти в голову что-либо оспаривать, как это мог бы сделать, например, Тухачевский. Они ничего не знали о политических и военных решениях Сталина конца 30-х годов, в особенности, о его поисках путей сближения с нацистской Германией.

Интеллигенция – еще одна социальная группа, ставшая жертвой Большого террора, о которой мы располагаем относительно полной информацией26. Сложившись как вполне определенная социальная группа, русская интеллигенция с середины XIX столетия всегда была в центре сопротивления деспотизму и насилию. Естественно, она подверглась «чистке» в первую очередь и в особенности жестоко. Следует различать несколько волн репрессивных действий: репрессии 1922 и 1928–1931 годов, которые были относительно умеренными, а также репрессии марта-апреля 1937 года, когда кампания в прессе обличала «уклонизм» в области экономики, истории, литературы. На самом же деле под прицелом оказались все области знания и творчества, соперничество и борьбу амбиций выдавали за антисоветские доктрины и враждебные политические установки. Так, в области исторической науки все ученики Покровского, умершего в 1932 году, были арестованы. Профессора, читающие общие лекции и выходящие таким образом на большие студенческие аудитории, были особенно подвержены ударам, о малейшем их критическом высказывании тут же сообщали прилежные стукачи. Университеты, институты и академии были основательно «вычищены», в особенности в Белоруссии (где 87 из 105 академиков были арестованы как «польские шпионы») и на Украине. В этой республике первая «чистка» «буржуазных националистов» была проведена в 1933 году: тысячи представителей украинской интеллигенции были арестованы за «превращение украинской Академии наук, Института Шевченко, Сельскохозяйственной академии, Украинского института марксизма-ленинизма, так же, как Народных комиссариатов просвещения, земледелия и юстиции, в оплот национализма и контрреволюции» (речь Постышева 22 июня 1933 года). Большой террор 1937–1938 годов завершил операцию, начавшуюся четырьмя годами раньше.

Под волну репрессий попали в эти годы также научные круги, не имеющие прямого отношения к политике, идеологии, экономике или обороне. Самые большие авторитеты в аэронавтике, такие, как авиаконструктор Туполев или стоявший у истоков первой советской программы по освоению космического пространства Королев, были арестованы и сосланы в одну из спецчастей НКВД, описанную Солженицыным в романе В круге первом. Также почти полностью (27 из 29) были арестованы астрономы Пулковской обсерватории, почти все ученые, занимающиеся статистикой в Центральном статистическом управлении, так как они осмелились отказаться от публикации сфальсифицированных результатов Всесоюзной переписи населения и тем самым осуществили к январю 1937 года «глубокое нарушение элементарных основ статистической науки и правил управления»; под прицелом оказались также многочисленные лингвисты, которые выступили против официально одобряемой Сталиным теории лингвиста-марксиста Марра; сотни биологов, которые противились шарлатанству «официального биолога» Лысенко. Среди наиболее известных жертв – директор Института генетики профессор Левит, директор Института зерна Тулайков, ботаник Яната и президент Сельскохозяйственной академии им. Ленина, крупный ученый, академик Вавилов, арестованный б августа 1940 года и умерший в тюрьме 26 января 1943 года.

Обвиненные в защите буржуазной или враждебной точки зрения, в уходе от «норм социалистического реализма», писатели, публицисты, театральные деятели, журналисты заплатили тяжелую дань в годы «ежовщины». Около двух тысяч членов Союза писателей были арестованы, сосланы в лагеря или расстреляны. Среди них – автор Одесских рассказов и Конармии Исаак Бабель (расстрелянный 27 января 1940 года), писатели Борис Пильняк, Иван Катаев, поэты Николай Клюев, Николай Заболоцкий, Осип Мандельштам, Гурген Маари, Тициан Табидзе. Арестованы были также музыканты (композитор Джелаев, дирижер Миколадзе), из театральных деятелей среди первых необходимо назвать великого режиссера Всеволода Мейерхольда. В начале 1938 года театр Мейерхольда был закрыт как «враждебный советскому искусству». Отказавшись от публичного признания своих ошибок, В. Мейерхольд был арестован в июне 1939 года, его пытали и казнили 2 февраля 1940 года.

Никто не забыт и ничто не забыто.
 

За эти годы власти попытались «окончательно ликвидировать» «последние остатки духовенства». Скрытые от народа результаты Всесоюзной переписи января 1937 года показали, что очень большое число населения, приблизительно 70%, несмотря на различное давление, положительно ответили на вопрос: «Считаете ли вы себя верующим?». Тогда советские руководители решили начать третье и последнее наступление на церковь. В апреле 1937 года Маленков направил Сталину служебную записку, в которой предложил считать пройденным этапом все законы по делам религий, принятые до сих пор, и отменить закон от 8 апреля 1929 года. «Этот закон, – пояснял он, – легализировал активность некоторой части духовенства и членов сект, которые могут создать враждебную советской власти разветвленную организацию. Пришло время с этим покончить, одновременно расправившись с клерикальными организациями и церковной иерархией»27. Тысячи священников и подавляющее большинство архиереев снова были отправлены в лагеря, но на этот раз очень большое их число было расстреляно. Двадцать тысяч церквей и мечетей, еще действовавших в 1936 году, были закрыты, в начале 1941 года их оставалось менее тысячи. Что касается официально зарегистрированных в начале 1941 года служителей культа, их число составило 5665 (больше половины от этого числа появились за счет присоединенных к СССР в 1939–1941 годах прибалтийских государств, областей Польши, Западной Украины и Молдавии), тогда как в 1936 году их было в России свыше 24 00028.

Большой террор – внутренняя политика, проводимая высокими партийными инстанциями, т.е. Сталиным, который имел неограниченную полноту власти над своими коллегами из Политбюро, – преследовал две цели.

Первая заключалась в том, чтобы подчинить себе гражданскую и военную бюрократию, состоящую из молодых, воспитанных в сталинском духе кадров. Как сказал Каганович на XVIII съезде: «Этим молодым кадрам по плечу будет любая задача, которую даст товарищ Сталин». До этого момента группы руководящих кадров на местах представляли собой смешение разнородных «буржуазных специалистов», сформированных бывшим режимом, и большевистскими кадрами, часто мало компетентными, но воспитанными в духе коллективизма времен гражданской войны. Зачастую административные работники пытались защитить свой профессионализм, свою административную логику или, проще говоря, автономию, свои сети клиентуры, чтобы не подчиняться слепо идеологическому волюнтаризму и приказам из Центра. Кампания по «обмену партбилетов» 1935 года столкнулась с трудностями – пассивным сопротивлением местных коммунистических руководителей, а также с отказом большинства служащих статистического управления «приукрашивать» результаты переписи в январе 1937 года, приводя их в соответствие с пожеланиями Сталина. Это заставило сталинских руководителей задуматься о качестве тех административных кадров страны, которые были у них в распоряжении. Стало очевидно, что значительная часть кадров, были ли они коммунистами или нет, совсем не готова следовать любому приказу, исходящему из Центра. Самым срочным делом для Сталина теперь стала замена этих людей более «действенными», т.е. более послушными.

Второй целью Большого террора стало окончательное устранение всех «социально опасных элементов», что звучало весьма расплывчато. Как было сказано в Уголовном кодексе, «социально опасным» признается тот, кто совершил хотя бы одно антиобщественное действие, кто имеет отношения с криминальной средой или в прошлом был уличен в чем-либо подобном. Согласно такому определению, «социально опасной» считалась вся обширная группа «бывших»: именно она становились чаще всего объектом репрессий в прошлом – бывшие меньшевики, бывшие эсеры, бывшие преступники, бывшие царские чиновники и т.д. Все эти «бывшие» были уничтожены Большим террором в соответствии со сталинской идеей, прозвучавшей на пленуме Центрального комитета в феврале – марте 1937 года: «С приближением социализма нарастает классовая борьба, загнивающий класс ожесточается».

Во время речи на пленуме Центрального комитета в феврале-марте 1937 года Сталин настоял на принятии положения об «окружении СССР, единственной страны, строящей социализм, вражескими державами», Сталин утверждал, что пограничные государства, в частности Финляндия, страны Прибалтики, а также Польша, Румыния, Турция и Япония с помощью Франции и Великобритании заслали в СССР армии шпионов и диверсантов, задача которых – помешать строительству социализма в СССР. «Уникальное государство становится «священным» со «священными границами», которые также стали линиями фронта против постоянно существующей угрозы со стороны внешнего врага». Неудивительно, что в этом контексте началась охота за шпионами, т.е. за теми, кто имел хотя бы какой-нибудь, пусть небольшой, контакт с «другим миром»; ликвидация мифической «пятой колонны» стала сутью Большого террора.

Рассматривая основные категории жертв: руководящие кадры и специалисты, социально чуждые элементы («бывшие»), шпионы, – мы можем понять как, собственно, работал этот жуткий механизм, пожравший за два года почти семьсот тысяч человек.

Никто не забыт и ничто не забыто.
 
memori, многабукафф, ниасилил
И старый сизоносый музыкант всё причитал: «Вот раньше мы играли!»
 
memori,Радзинский, перелогиньтесь.
Макс не водка, чтобы его все любили.
Порно и попкорн.
 
memori,алвк решил взять массой и эмоциями..

Цитата
memori написал:
За два года Красная Армия лишилась:- 3 маршалов из 5 (Тухачевский, Егоров, Блюхер, два последних были устранены один за другим в феврале и октябре 1938 года);
Ну, начните с Тухачевского. Главные военные операции, которые он успешно проводил - подавление кронштадского мятежа и бунта тамбовских мужиков. Зато от поляков бежал,как черт от ладана.
Великим стратегом Тухачевского объявил Хрущев. После Хрущева этого маршала особо и не вспоминали.
Все думали, что Россия на коленях, а она, оказывается, 23 года зашнуровывала берцы (С)
 
Цитата
ИСМ написал:
подавление кронштадского мятежа и бунта тамбовских мужиков
Ещё участвовал в подавлении мятежа главкома Восточного фронта РККА эсера Муравьёва в Симбирске в 1918 г.
И старый сизоносый музыкант всё причитал: «Вот раньше мы играли!»
 
Цитата
Tomcat написал:
 memori , многабукафф, ниасилил
Текст поделен на блоки. Могу делать меньше блоки. Учту.
Никто не забыт и ничто не забыто.
 
Доброго времени суток.
Цитата
Особенно внимательно наблюдали за беспрецедентным избиением в СССР собственных военных кадров руководители фашистской Германии. Р. Гейдрих во время процесса над Тухачевским распорядился установить прямую радиотелеграфную связь между Берлином и Москвой. В дальнейшем нацистскую верхушку регулярно снабжал информацией о происходившем в РККА военный атташе в Москве генерал Кестринг, считавшийся главным военным специалистом по России. Подобные сообщения из Москвы убеждали Гитлера в ограниченных возможностях обороны СССР. Выслушав 5 мая 1941 г. очередной доклад о состоянии РККА, начальник Генштаба генерал Ф. Гальдер, к примеру, записывал в своем дневнике: «Русский офицерский корпус производит жалкое впечатление, он гораздо хуже, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, чтобы офицерский корпус достиг прежнего уровня...» (Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2. М., 1969. С. 504).
http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=499&op=bio - здесь история жизни Тухачевского М.Н.
Никто не забыт и ничто не забыто.
 
алвк, есть другие мнения о Тухачевском
Цитата

первым, кто объявил Тухачевского гением, был Хрущев. Уже одного этого достаточно, чтобы усомниться в правильности оценки.

Хрущев вообще мог сказать что угодно. Он за свои слова не отвечал. И за действия тоже. Ему ничего не стоило хулиганить на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН, он мог отмочить такое, чему дивился весь мир. Его выходки и сейчас вспоминают....

Мы можем говорить о Сталине что угодно, но все же Сталин не додумался поставить мир на грань уничтожения. До жизни такой дошел только наш дорогой, наш миролюбивый и либеральный Никита Сергеевич. Ничего более страшного, чем Хрущев и закормленные им до полной сытости «дети XX съезда», ничего более тупого, дикого и зверского в человеческой истории раньше не встречалось.....

....Хрущев обещал кисельные берега, а страна выстраивалась в очереди за спичками и солью. По приказу Хрущева два шустрых немца склеили фильм «Русское чудо» о том, как было раньше плохо и как теперь, при Хрущеве, хорошо. А в стране пропал хлеб. Отсутствием масла и мяса нас не запугать. Но исчез хлеб. И не к весне, а осенью, сразу после урожая. Потому разразилась паника. Доходило до мордобоя из-за буханки хлеба. А в Москве, на Хорошевке, кто-то своей пайкой пожертвовал: повесил на фонарь буханку хлеба из мякины с горохом и написал: «Русское чудо»…

И чем чище становились полки магазинов, тем громче хрущевские крикуны разоблачали Сталина. Чем больше сыпали гороха в хлеб, чем длиннее вытягивались очереди-сороконожки, тем больше Хрущеву требовалось отвести гнев народа от себя. В любую сторону. И он рассказывал, как плохо живется неграм в Америке. Не помогло. Он рассказывал, как плохо неграм живется в Африке. Снова не помогло. И тогда Хрущев решил изобрести героя-великомученика. На место свергнутого вождя надо было кого-то ставить. Нужен был новый культ. И никто на роль нового идола не подходил. Но велика ли разница, из кого идола лепить? Идола можно из кого угодно сотворить. Хрущев, не подумав (он никогда не думал), ткнул начальственным перстом в первый попавшийся портрет: пусть будет культ Тухачевского. И понеслось. И пошли мраморные доски на стены прикручивать.

http://book-online.com.ua/read.php?book=2508&page=54


и далее там все подробно описано. есть что возразить?
Все думали, что Россия на коленях, а она, оказывается, 23 года зашнуровывала берцы (С)
 
Цитата
ИСМ написал:
Ему ничего не стоило хулиганить на трибуне
Не стучал он каблуком по трибуне. Байка это.

И вообще, весь текст - бред сивой кобылы.
И старый сизоносый музыкант всё причитал: «Вот раньше мы играли!»
 
Цитата
Tomcat написал:
Не стучал он каблуком по трибуне. Байка это.И вообще, весь текст - бред сивой кобылы.
Ну да, про кузькину мать он тоже не говорил. И Карибского кризиса не было. И расстрела в Новочеркасске не было. И оголтелой антисталинской пропаганды не было. Всё врут враги..
Изменено: ИСМ - 22.08.2017 08:12:01
Все думали, что Россия на коленях, а она, оказывается, 23 года зашнуровывала берцы (С)
 
Цитата
memori написал:
С конца 1917 года большевики вели в России непрерывную социальную войну... бла-бла-бла... Общество держалось в постоянном напряжении. Массовые пропагандистские кампании позволяли проводить мобилизацию в карательные органы представителей социальных низов, для которых преследование мнимых, явных и потенциальных врагов открывало возможности в карьере... бла-бла-бла... В обстановке террора происходило невероятное духовное растление многомиллионного народа... бла-бла-бла. Тяжелые потери понесли научные, хозяйственные, военные кадры, деятели культуры и искусства, был уничтожен огромный человеческий капитал — все это ослабило общество и страну... бла-бла-бла

Ну поехали. Огорчают эти дегенеративные умозаключения, люди сочинявшие их под заказ мало думали о цене свободы, которую пропагандируют, люди, типа Алвк, копипастя писанное, понимают о том, ещё меньше. В этом собственноручно расписываются на форуме, нам на потеху.

Любой любитель истории подтвердит, как много "представителей социальных низов" открыли "возможности к карьере" в СССР. Возьми биографии выдающихся людей и запестрят странички справочников сообщениями о происхождении из рабочих и крестьян, да ещё из таких губерний, уездов и сёл, название которых широкому кругу общественности не ведомо.  

На волне революций 1917 г. как и всегда и везде (в любой стране) всплыло огромное кол-во дерьма, а радикализм во всех вопросах зашкаливал. Роль И.В. Сталина как руководителя государства стала определяющей, чтобы погасить радикальные настроения, сепаратистские и национальные высеры, мешающие экономическому развитию. Волшебной палочки у него не было, чтобы сделать всё сразу и окончательно. Тем более, что низменные инстинкты и пороки в людях не истребимы и в любой момент готовы проявиться, как только опусти возжи.

Как всем известно, в 1917-м все чины, звания и степени, включая учёные, были отменены. Учёные звания и степени в СССР были вновь возвращены Сталиным в 1934-м г. Наука в СССР стала одной из наиболее развитых отраслей народного хозяйства. В научных организациях работало до 1 млн. человек. Наиболее были развиты технические науки и естественнонаучные дисциплины, ну и безусловно гуманитарные, но они проще. На высоком уровне находились образование и здравоохранение, по многим параметрам считавшееся едва ли не лучшим в мире. Наша гордость, наша слава - наукоёмкие отрасли промышленности: ядерная энергетика, авиационная промышленность, космонавтика, вычислительная техника.

Итак, наши идеологические враги вдалбливают нам в голову, что с 1917-го года большевики вели социальную войну. Между тем всего за первые два года 1918-1919 было создано 33 новых крупных для того времени научно-исследовательских института. А к 1927-му г. их стало свыше 90.
В 1922/23 учебном году в СССР насчитывалось 248 вузов и 217 тыс. студентов (в дореволюционной России было около 100 высших учебных заведений)
В 1931/32 учебному году, количество вузов в СССР достигло 701 (406 тыс. студентов).
В 1940/41 учебном году в вузах СССР обучалось 812 тыс. студентов.
Не надо забывать, что вузы процветали не только в РСФСР, но и в УССР, БССР, Узбекской ССР, Казахской ССР, Грузинской и в Прибалтике.

Теперь по личностям. На примере конкретных людей история легче усваивается. Не буду брать гениев из гениев, имена которых известны всем, типа Курчатова, Иоффе, Капицы.
Николай Семёнов. Это не простолюдин. Отец его под конец жизни удостоился статуса дворянина, был военным, потом чиновником. Но интересно отношение кровавой советской власти к. В 1917-м году ему 21 год, окончил с отличием физмат Питерского университета. После революции от греха подальше перебирается в провинциальную Самару, на родину предков. Но там вступает добровольцем в белогвардейскую армию (!). Однако Семёнов не военный, не пушечное мясо, и делает попытки заниматься наукой, уже в Томске, где работает в местном институте около двух лет. Однако страну продолжает лихорадить. В 19-м году мобилизован уже в Колчаковскую армию (!). Скоро Красная армия благополучно раздолбала зверя и тирана Колчака, а Семёнова вернули в главный город страны, Москву - работай. Не волнуйтесь, в биографии нашего знаменитого основоположника физической химии, Нобелевского лауреата, дважды Героя Социалистического Труда я не нашёл упоминаний о репрессиях и преследованиях в 30-х годах.  

Борис Зельдович. Из семьи еврейских мещан. 1914-го года рождения, научная деятельность развернулась во второй половине 30-х гг. Внёс крупнейший вклад в развитие ядерной физики, астрофизике, космологии. Трижды ГСТ, лауреат четырёх Сталинских премий и одной Ленинской (так стали называть Сталинскую после этого вашего развенчания культа).

Кирилл Щёлкин. Родовые корни уходят к русским крепостным крестьянам. Родился в 1911 г. в семье мещанина. Профессор физико-математических наук. Именно он расписался в получении первого советского атомного взрывного устройства РДС-1 из сборочного цеха. Всю жизнь над ним подшучивали: а куда ты дел бомбу, за которую расписался? В документах полигона до сих пор значится, что за «изделие» (следует номер и шифр) ответственен К. И. Щёлкин. Интересный факт: РДС-1 народ расшифровывал по-разному: «Реактивный двигатель Сталина», «Россия делает сама» и т. п. А это название произошло от правительственного постановления, где атомная бомба была зашифрована как «реактивный двигатель специальный», сокращённо РДС. Щёлкин стал трижды ГСТ.

Владимир Алфёров. 1904 г.р. Из ростовской городской бедноты. В 13-летнем возрасте начал трудовую деятельность помощником киномеханика, затем курьером на предприятиях Петрограда. В 1922 году окончил сельскохозяйственный техникум в Петроградской губернии, чем обнаружил тягу к знаниям и развитию, которая вынесла его высоко наверх в люди. Человек был разносторонний и талантливый. Призван в вооружённые силы, на флот, с которым связал свою жизнь на долгие годы. Выпускник Высшего ВМУ им. Фрунзе, Алфёров послужил и командиром торпедного катера и лётчиком-наблюдателем, затем пошёл по научной части в разных НИИ. Перед войной директор одного из торпедостроительных заводов, затем на ответственных постах в Наркомате Судостроительной промышленности, дорос до замминистра среднего машиностроения.

Борис Ванников. Родился в 1897 г. в Баку в семье рабочего-нефтяника. Подростком был рабочим на нефтепромыслах, затем на дорожном строительстве, также слесарем на заводе. Окончил Бакинский политех (1918), Московское высшее техническое училище (1926).В 30-х годах директор ряда заводов, например, в Туле и Перми, где проявил свои недюжие оргспособности. В 39-41 гг. народный комиссар вооружения СССР. 7 июня 1941 г. был арестован, но уже 20 июля был освобождён и с новыми силами, с новой энергией :) вернулся в строй. По январь 1946 года бессменный нарком боеприпасов СССР. Организовывал обеспечение РККА и ВМФ боеприпасами всех видов и калибров. На протяжении войны войска не испытывали недостатка в боеприпасах (разве только в либеральных художественных поделках). В конце 1942 выпуск боеприпасов вдвое превысил их производство в 1941, а в 1943 по сравнению с 1941 производство возросло втрое. При этом улучшились качество, баллистические данные снарядов. Руководил атомный проектом. Один из первых трижды ГСТ, лауреат двух Сталинских премий.

Примеров бесчисленное количество. Идеологические враги тоже же бьют на яркие образы: Вавилов там или Гумилёв. Ну на одном Вавилове биология СССР не держалась, хотя конечно учёный был выдающийся, мирового уровня. Историки вам вспомнят Прянишникова и Тулайкова в агрономии, Серебровского, Заводовского, Четверикова в генетике и т.д.  
Вавилов пал жертвой злобной учёной грызни за свои идеи и возможности их воплощать в жизнь. Очень жаль, но от этого не застрахован никто и никогда. Так и сегодня в РАН что творится, не в курсе? Просто времена и нравы другие, помягче. Гумилёв вёл вольготную жизнь, не вылазел из заграничных путешествий - наверное можно восторгаться свободолюбием натуры и ненавидеть режим, который железным занавесом свободных окружил. А можно учесть, ну скидку сделать, чторуководству страны надо задавать вектор на трудолюбие, на работу на земле и на производстве, а не этот ваш свободных дух и ндраву моему не препятствуй (с). Жестоко? Может быть, вопрос филосовский, опять же Сталин, мясник, сам его завалил? Серёжа Бабаясин запостил фото металлической посудки с фамилией Королёв и заявлением, вот это всё, дескать, что надо знать о том времени. Нет, не всё, Серёжа! Надо знать, что в Бауманке одновременно с гением Королёвым в конце двадцатых годов уже учились 7 тыс. студентов. Они не снискали той оглушительной славы, что Сергей Палыч, но это не потому, что их всех поголовно перестреляли или сослали в Сибирь в тьмутаракань. Как и следующие ещё более многочисленные поколения учёных.
 
Изменено: Гас - 22.08.2017 11:57:40
Homer J. Simpson,  так от меня ты что хочешь? У меня тогда все было хорошо и сейчас не плохо, но хотелось бы лучше. У тебя тогда была жеппа и сейчас жеппа. Тебе хуже, могу сказать мур (с) Андриано
 
Цитата
Гас написал:
С конца 1917 года большевики вели в России непрерывную социальную войну... бла-бла-бла... Общество держалось в постоянном напряжении.
Здравствуйте. Цитируйте пожалуйста без своей цензуры. Спасибо.
Никто не забыт и ничто не забыто.
 
Цитата
memori написал:
Цитируйте пожалуйста без своей цензуры.
а в чем тогда смысл этой темы? тупо читать ваши перепосты?
обними меня,мне это нужно.а другим скажем,что между нами дружба.©
не дерзи мне, щенок!
Quid ibi ucrainis est?
 
Доброго времени суток.

Истребление командного состава Красной Армии в 37-38 году.


Никто не забыт и ничто не забыто.
 
Июньский процесс 1937 года стал сигналом к развертыванию истребительного похода против военных кадров. Уже через девять дней после расстрела подсудимых было арестовано 980 командиров и политработников[6].

Истребление цвета командного состава Красной Армии в преддверии войны Троцкий считал "фактом не.бывалым в человеческой истории"[1], наиболее ярким примером того, что Сталин "неизменно жертвовал интересами целого", т. е. страны, когда эти интересы вступали в конфликт с его личными интересами[2]. Главную причину уничтожения лучших советских военачальников Троцкий видел в том, что "Сталин всячески заигрывает перед армией, но он смертельно боится ее"[3].
Комментируя итоги первого года чистки, Бармин писал: "Близко зная командный состав Красной Армии, я могу насчитать лишь около десяти действительно талантливых и самостоятельных полководцев, могущих творчески руководить операциями и способных управлять массами войск в обстановке величайшего напряжения современной войны. Сталин может похвалиться тем, что одной июньской расправой (суд над военачальниками — В. Р.) он уничтожил семерых из нихи Остались лишь двое крупных полководцев — маршалы Блюхер и Егоров. Осталисьи Надолго ли?"[5].
21 июня был подписан секретный приказ Ворошилова и Ежова, призывавший всех военнослужащих, "замешанных в деятельности контрреволюционных фашистских и вредительских организаций или знавших об их существовании", явиться с повинной, за что была обещана амнистия. Тот факт, что никто не принес повинную, только разжег ярость Сталина, потребовавшего усиления репрессий в армии. Летом 1937 года Ежов на совещании в НКВД сообщил, что Сталин считает: "военно-фашистский заговор должен иметь ряд ответвлений"[7].
Значительная часть арестов высших военачальников производилась по непосредственным указаниям Сталина. Так, ознакомившись в августе 1937 года с протоколом допроса заместителя начальника разведуправления РККА Александровского, Сталин отослал его Ежову, сделав пометки "взять", "арестовать" против 30 фамилий, названных подследственным[8].
Во всех воинских частях была создана атмосфера истерической охоты за врагами народа, к которым в первую очередь были отнесены, разумеется, бывшие участники оппозиций. Во всех воинских частях и военных учебных заведениях был налажен их доскональный учет. Так, военком Военно-электротехнической академии направил в ПУР список 269 коммунистов Академии, "участвовавших в оппозициях и антипартийных группировках, имевших колебания, выступавших в защиту оппозиционеров или имевших с последними связь"[9].

Изменено: memori - 23.08.2017 11:14:54
Никто не забыт и ничто не забыто.
 
Другой категорией лиц, подлежащих тотальной чистке, были представители национальностей, имевших государственные образования за пределами СССР. 10 марта 1938 года Маленков поручил Мехлису представить списки армейских коммунистов — поляков, немцев, латышей, эстонцев, финнов, литовцев, болгар, греков, корейцев и представителей ряда других национальностей. В июне 1938 года Ворошиловым была подписана директива об увольнении из РККА командиров и политработников этих национальностей или уроженцев заграницы[10]. В этом проявилось присущее Сталину мнение о ненадежности всех "инородцев", их способности предать социалистические принципы, даже в тех случаях, когда они отдали их защите всю свою предшествующую жизнь.

В Наркомате обороны велся тщательный учет репрессированных командиров. Как сообщалось в докладной записке начальника управления НКО по начсоставу Щаденко, направленной Сталину, Молотову, Ворошилову и Андрееву, с 1 марта 1937 года по 1 марта 1938 года из РККА были уволены 21,3 тыс. чел., в том числе по политическим мотивам 17,4 тыс. чел., из которых 5329 чел. было арестовано. Репрессии касались прежде всего высшего комсостава, но серьезно ослабленным оказалось также низшее и среднее командное звено. Только с 1 января по 1 ноября 1937 года из РККА было уволено более 14,5 тыс. капитанов и лейтенантов[11].

Параллельно вакханалии репрессий в армии развернулась эпидемия самоубийств. Кончали с собой в основном лица, подвергнутые травле и ожидавшие близкого ареста. Например, начальник одного из управлений наркомата обороны Левензон застрелился после того, как был обвинен в симпатиях к Троцкому, проявленных 12-15 лет назад. Всего в РККА было зарегистрировано в 1937 году 728, а в 1938 году — 832 случая самоубийств или покушений на самоубийство[12].

Многие командиры, прошедшие через первые этапы репрессий (исключение из партии или увольнение из армии), вступали на единственно доступный путь борьбы за свое спасение, направляя жалобы и апелляции в вышестоящие органы. Поток жалоб был настолько велик, что бюрократический аппарат не успевал их разбирать. В начале 1938 года Щаденко составил справку, в которой указывалось, что в наркомате обороны накопилось 20 тысяч вовсе не рассмотренных жалоб и 34 тысячи жалоб, по которым не принято окончательного решения[13].

Никто не забыт и ничто не забыто.
Страницы: Пред. 1 ... 24 25 26 27 28 ... 42 След.
Читают тему (гостей: 1)