Бар-караоке "УХО и МЕДВЕДЬ"
Бар-караоке УХО и МЕДВЕДЬ в Находке - КАФЕ на ДРОВАХ

Из записной книжки ...


Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 3 4 След.
RSS
Из записной книжки ...
 
Когда-то, ещё в школьные годы, пошла мода – вести дневники. Честно скажу, я совсем не был в ладах с русским языком и литературой, но всё же пришёл тот роковой день, и я тоже подпал под тлетворное влияние моды; купил записную книжку и решил записывать в неё всё самое интересное, – каким-же непростым и тяжким делом это оказалось!
Много раз решительно брал в руки книжицу и ручку, сидел, чесал макушку, но ничего интересного и живописного с кончика пера на бумагу слить не мог. Жизнь моя, казалось мне, смехотворно буднична, проста и отчаянно банальна!
Между тем первая запись таки появилась, и была она – «О том, как мы с пацанами тырили камазовские камеры в заводском автогараже...», вторая – «О том как мы дрались с “третьевскими”...», затем – «Рыбалка на Столбовом», «Осы», «Драка с зареченскими», «Атас в саду завмага Холманского...», и ещё кое-что, о чём тут уместно умолчать, сославшись на дырявую память.
Впрочем, дело это занудное вскоре забросил, книжица та многострадальная вместе с душераздирающими перлами канула в лету. Но напасть писчая, – а может микроб или заражение какое, – осталась и порой давала о себе знать.
Иногда перечитываю. А бывает, зайду на сайт, обнаружу новую фотографию и спешу прильнуть к ней как к вагонному окну скорого поезда с названием “жизнь”. Всматриваюсь, и порой удивляюсь – как много страниц оброненных из повести бытия шелестит в памяти с позументом воспоминаний.

У вас, наверно, такое тоже бывает...

Вот, из поездки в родные места:

“......... .///Прошло десять лет!...и я опять здесь...
Постарели и оплыли девчонки.
Раздобрели пацаны, даже те, от которых меньше всего этого можно было ожидать.
Хотя, Чуня и был-то всегда мордастый. Но КингУр! Через него ведь запросто можно было солнечным затмением любоваться! А Бутя!? Впрочем, на партЕйных харчах и «лисапед» раздобреет.
Стропила всё тот же, – Игорёк всегда был верен сам себе, этого у него не отнять.
Фитиль быстро поседел, – совсем как степной ковыль! Очевидно по наследству, от отца, дяди Миши. Но густая его шевелюра всё ещё крепко держит свою фигу.

Уже никто не пишет стихов, – правда, один чудак прозу пишет, но ее никто не читает, ибо она точна и слишком романтична, а время требует вульгарности (кто бы мог подумать!)
Будущее, блиставшее и проступавшее неяснымы контурами в тематических сочинения и устных спорах, грянуло крупным планом неприкрытого срама.

Но, увы, где же теперь мечты и восторженные надежды овевавшие нас подобно благоуханию мартовского утра в наших старых добрых дворах, на речке среди плакучих ив и солнечных зайчиков, в старом парке, на шумном катке в убранстве разноцветных гирлянд...

Почему мы не осознали счастья, когда увенчанные приятной самонадеянностью и присущей юности непосредственностью, жадно ловили время и торопились идти вперёд по пути жизни..!”

////…Знаете какое слово в этой записи сегодня для меня самое смешное и наивное, применительно к тому нашему возрасту о котором идёт речь? – “Постарели“...


А вот ещё из той же поездки....

“……..Старое доброе окно с голубыми ставнями, его тоже тронуло безжалостное время: слегка покосив раму и надломив широкий, массийсный подоконник. Старомодные переплеты снаружи заметно пострадали от безудержных ливней и шальных, колючих ветров, но внутри все еще прочны и добротны; все так же аккуратно выкрашены белой эмалью, и все так же жизнерадостно смотрят в тихий тенистый сад.
Как много тут всего было! Сколько веселых и забавных случаев! Сколько тайн, глубоких, сокровенных и, даже, мистических!
Сколько раз в него прыгал резвый весенний ветер, ласково струилось лето, томной прохладой дышала осень, зима рисовала свои загадочные узоры на его холодном стекле.
Оно слышало и призывный свист, и зовущий посвист, теплые порывы, горячее дыхание и едва уловимый звук нежного прощального поцелуя…

Изменено: LAst - 16.07.2013 08:02:28
 
 
LAst, к чему спич то? Замутить литературный клуб? :)
Стараюсь навести порядок путём хаОса. Чёрт, я прям анархист какой-то, прям анархист! ))
 
Хм. Как-то так без предисловий... Что и думать об этом сообщении?
Эх-х-х...
 
Цитата
LAst пишет:
Когда-то, ещё в школьные годы, пошла мода – вести дневники. Честно скажу, я совсем не был в ладах с русским языком и литературой, но всё же пришёл тот роковой день, и я тоже подпал под тлетворное влияние моды; купил записную книжку и решил записывать в неё всё самое интересное, – каким-же непростым и тяжким делом это оказалось!
Много раз решительно брал в руки книжицу и ручку, сидел, чесал макушку, но ничего интересного и живописного с кончика пера на бумагу слить не мог. Жизнь моя, казалось мне, смехотворно буднична, проста и отчаянно банальна!
Между тем первая запись таки появилась, и была она – «О том, как мы с пацанами тырыли камазовские камеры в заводском автогараже...», вторая – «О том как мы дрались с “третьевскими”...», затем – «Рыбалка на Столбовом», «Осы», «Драка с зареченскими», «Атас в саду завмага Холманского...», и ещё кое-что, о чём тут уместно умолчать, сославшись на дырявую память.
Это ваше? или перепост?
And it's me you need to show how deep is your love...
 
Мне нравится. Человек пишет не боясь, возвращаясь к уже пережитому.
Просто и без излишних претензий к тем, кто почтет. Достойно
Блаженны умеющие смеяться над собой, ибо не иссякнет источник их услады до конца дней их...
...я могу это себе позволить...
Буду всем!.. Или всем остальным...
 
"...Замутить литературный клуб?.."

Ну,..применять слово - литературный, я честно сказать, побоюсь: "записки, мысли, рассуждения, воспоминания",.у Вас их наверняка тоже немало, - чё ж держать-то их в кубышке!
Ну, а на НЕТ, как говориться, и...хозяин барин. :)


"...Это ваше? или перепост?.."
(неплохой комплимент, ЛАст, а..!)
Моё, Чарли, сам накалякал, ничего особенного... :)

Спасибо за тёплые слова, Дед Джедай! ;)
Изменено: LAst - 27.03.2013 02:26:19
 
мне тоже очень понравилось, вас приятно читать! очень поэтично
солнце светит каждый день, даже не смотря на то,что на небе тучи.
 
LAst, пишите еще. Мне нравится! :flowers:
Огонь может согреть, может обжечь, а может спалить дотла, оставив одни головешки...
 
Спасибо, девчонки!

Что такое – счастье?
Об этом много говорят, думают, рассуждают.
Как-то рассуждал об этом и я; вот что получилось...

Счастье, это ощущение радости. Это обстоятельства, обладание, наполнение, или наоборот облегчение. Оно бывает неожиданным, долгожданным, коротким, долгим, нескончаемым. Оно всегда приходит с радостью, с удовольствием, с удачей и наслаждением. Его нельзя пощупать или погладить, как нежную ткань или пушистого котенка. Его нельзя увидеть как радугу. Его нельзя предписать или назначить. Мы им живем, мы им наслаждаемся, порой даже сами не зная того. Счастье – это мы сами.
 
LAst, :flowers:
 
 
LAst, третьевскими, столбовой, зареченские - это где, если не секрет?
 
Нет, не секрет. Всё это было в небольшом приморском городке, затерянном в отрогаг Сихотэ Алиня, названном в честь знаменитого исследователя Владимира Арсеньева, а "Столбовое", - озеро в его окресностях... :)

А вот ещё, только сначала желательно пройти по ссылке...
http://www.youtube.com/watch?v=ULNOjuhTg58


Было это в Санта Крузе на острове Тенерифе. Помню, мы зашли в маленький ресторанчик выпить пивка, и мне очень захотелось попробовать улиток, которые подавала испанцам симпатичная девушка. Они ели их так смачно макая в соус из растительного масла, чеснока и петрушки, используя для этого специальные вилочки, и запивали столь диковинное яство маленькими глоточками экзотичного баккарди. На меня напал великий соблазн и потекли слюнки,..но вот – не решался...Точила, – кстати, пока не забыл, у каждого нормального моряка на судне должна была быть кличка, у токаря она была – Точила, у моториста – Маслопуп, у матроса – Рогаль(рогатый), у радиста – Маркони.., – так вот, Ваня-Точила предложил подкрепить это моё желание стопочкой баккарди. Мы заказали три из такой же красивой бутылки, какая стояла на столике местных гурманов, «приняли на грудь» – и я подумал: “Уж если они не умеют готовить самогон, то что-ж тогда говорить об улитках?!” – и решил отложить гастрономический дебют на другой раз.
Вышли из ресторанчика, я глянул вниз на бухту, и невольно воскликнул:”Высоцкий!”
Мои спутники сомнительно глянули на меня, и Витёк-Рогаль, заключил: “Маркони, все-же нужно было закусить хотя бы улитками.”

Вернулись на судно и в моей книжице появилась запись,,,

“… Как поразила меня эта удивительная, прекрасная картина: из бухты медленно выходил величавый красавец-лайнер «...в черном смокинге...», «...быть может в Африку...», а на встречу ему спешила «...стремительная белая мадонна!»
Она полна трепетных надежд и ожиданий, он спокойный и недогадливый.
И снова, уже в который раз, им не суждено было встретиться.
Они еще много раз будут выходить и заходить в гавани, держать правильный курс, исправно слушаться руля, мечтать и надеяться, но перо поэта уже предварило финал их романтичной любви, - мне даже довелось его видеть: он был трогательным и грустным. Правда это было давно и далеко-далеко, в другой бухте, на другом конце света, и то были другие лайнеры. Это были "Азия" и "Крильон". Они стояли в бухте Золотой Рог, у полуострова Эгершельд, на приколе. Стояли не в кильватере, а лагом, то есть борт к борту. Он в черном смокинге, а она белоснежная как лебедь - слегка склонив к нему свой левый борт….”

/ Новороссийск – Гавана – Санта Круз де Тенерифе – Одесса /

PS. Приятных вам выходных!
Изменено: LAst - 16.07.2013 08:03:30
 
Цитата
LAst пишет:
Вышли из ресторанчика, я глянул вниз на бухту, и невольно воскликнул:”Высоцкий!”
Цитата
Пришвартуетесь вы на Таити
И прокрутите запись мою,-
Через самый большой усилитель
Я про вас на Таити спою.
А Арсеньев - душевный городок ;)
И написано душевно.
Блаженны умеющие смеяться над собой, ибо не иссякнет источник их услады до конца дней их...
...я могу это себе позволить...
Буду всем!.. Или всем остальным...
 
Замечательная тема. Такая мысль посетила меня: сколько народу из Находки ходит в моря, видит разные страны, столько впечатлений-фотографий, а где это все??
Бежать от слона никому не зазорно
(из учебника по слоноводству)
 
Знаете, в жизни мне часто говорили, что я хороший рассказчик (я намеренно опускаю эпитет “очень”, чтобы вы мне действительно поверили).
Я полагал, что сокровенная тайна о том, какой я славный рассказчик, известна только мне и моим близким друзьям, и я этим довольствовался: на курилках, в радиорубке, на ходовом мостике, и просто в компаниях. Здесь мне не нужно было тщательно следить за орфографией и правильностью расстановки знаков препинания.
По-началу, когда я взялся за перо и стал кропать на бумаге свои рассказики, я страшно стеснялся и боялся показывать их, опасаясь, что меня заподозрят в потугах на писательство, но всё обошлось...


«Изюминка»

Каждый проход через Суэцкий канал
имеет свою изюминку.

Это был очередной проход через Суэцкий канал. Погода стояла ненастная, поэтому арабам-швартовщикам было позволено приготовить свою еду в районе курилки.
Время близилось к обеду. Аборигены с упоением принялись священнодействовать, дружно копошась в своих склянках и жестянках. Пароход погрузился
не совсем в аромат, но, скажем, вполне сносный запах, терпеть можно.
Судно медленно двигалось по каналу, жизнь на борту шла, как ей и положено: тихо, спокойно; каждый занимался своим будничным делом. Ничто не предвещало шумных и неожиданный потрясений, до тех пор, пока бедуины – кудесники не приступили к завершающей стадии своей кулинарной выходки, к “гвоздю программы”, так сказать. С восторгом распечатали свою заветную жестянку в которой, как оказалось, и была эта “изюминка” в виде рыбы специальной стряпни. То, что вырвалось из дьявольской жестянки в окружающую среду, – скажу вам, – действительно было спец, – к запаху “это” не имело никакого отношения и с ним рядом никогда не лежало, а если сказать, что это была ошеломляющая вонь – значит вообще ничего не сказать.
Когда
гремучая смесь прытко достигла верхнего яруса, – там было на что посмотреть. Лично я вылетел из радиорубки на крыло мостика как пробка из шампанского. Если б не свежий встречный ветерок, кто знает, может быть и на мачту залетел. Матрос-Боровик, который стоял на руле, завертел головой так, что уши его напомнили мне ветряную мельницу, а ПетрО, второй штурман, от неожиданности чуть не разбил головой настольную лампу. Схватившись за темечко, с чувством прогудел свое универсальное:”Кизя-я-я-к!” – приэтом вложив в него всё, на что была способна его лихая запорожская душа.
Чиф,* в мгновение ока взвился как буревестник в ущелье, крикнул чтот-то на своём родном грузинском и камнем сорвался вниз, откуда через минуту на корму выпорхнула стайка недоуменных гурманов со своей жуткой жестянкой – изощренным оружием массового поражения.
Моряки выскакивали из помещений с лицами ошалелыми и потрясенными, озирались по сторонам, невольно искали взглядом джина, чудища
выпорхнувшего из своей поганой преисподней с коварной целью – погубить все живое.
Славный был переполох; и только араб-лоцман, с животом пеструхи и черным бубликом на голове, был спокоен и невозмутим как морда корабля пустыни.
Впрочем, ветер и сквозняки все же сделали свое дело, потихоньку страсти улеглись, все успокоились, но экзотические и непостижимые
“неверному” нюху последствия папирусно-пирамидального яства еще долго витали в закоулках, именуемых очкурами, пострадавшего от этого дьявольского торнадо, судна.
_________________________________
чиф* - старший помощник капитана, старпом
чиф* - старший помощник капитана, старпом
Изменено: LAst - 16.07.2013 08:04:41
 
LAst, Здесь редко бывают хорошие рассказчики, к сожалению...

Когда-то все зачитывались мемуарами Старого гада, но увы...
Так что милости просим! ;)
Блаженны умеющие смеяться над собой, ибо не иссякнет источник их услады до конца дней их...
...я могу это себе позволить...
Буду всем!.. Или всем остальным...
 
/// Как хорошо после кругосветки в деревне, точнее, - в станице, так здесь называют...

“…Влажные ароматы лета
Народившиеся звезды
Застенчивый месяц
Покорная трава
Предательский лай собак
Несносное занудство комаров
Шалопутный хор лягушек
Старательное пиликанье сверчка
Дурманящий букет мяты, укропа, медуницы...
И над всем этим – Вечность, уронившая свою блаженную каплю щедрот в мое деревенское сердце...”


 
Время…
Знаем ли мы, что такое время?
Конечно же знаем.
Мы в нём живём, мы его чувствуем, наблюдаем, измеряем: тысячелетиями, годами, месяцами, часами, минутами, секундами.
Порой нам его так нехватает, – ещё бы денёк, часик, минутку, секунду! А оно так бежит, летит – не остановишь.
Порой мы томимся от его избытка: как оно медленно тянется, стрелки словно прилипли к циферблату.
Мы говорим: “Хорошее время. Плохое время. Золотое время. Ужасное время. Незабываемые времена. Тяжёлые, страшные времена. Счастливое время. Недобрый час. Прекрасное время.”
А можем ли мы объяснить, что-же такое – время ?
Нет. Мы не можем объяснить, что такое время. Ньютон
попытался,.. “Абсолютное время само по себе и по своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно и иначе называется длительностью…” Мудрёно, но лично для меня ничего не объясняет.
Представьте себе, что я свалился с луны и никогда не слышал слово “время”. Попытайтесь растолковать мне, объяснить, что же это такое – время.
Мы можем делить его до бесконечности, пытаясь отыскать – где же оно? Где же эта точка, где прошлое, где будущее? Где я?
В фильме “Земля Санникова” звучит очень хорошая песня в которой есть замечательные слова. ” …вечный покой для седых пирамид”,… Пирамида, – это не только физическое тело, находящееся в самом покойном, покое из всех физических тел; в пирамидах нашли свой вечный покой фараоны, бывшие властители сильные мира сего. Пирамиды
стоят посреди бесконечных песков, напоминая нам о бренности этой жизни и олицетворяют наш короткий земной век и наше земное время.
Далее там потрясающие слова: “…а для звезды, что сорвалась и падает есть только миг, ослепительный миг”. Для звезды мгновение – далеко не наше
мгновение. (Тот кто хорошо с этим знаком, лучше меня может объяснить).”Есть только миг, между прошлым и будущим, именно он называется жизнь”. Улавливаете? Только миг, между прошлым и будущим. Может быть это и есть время?
Если задуматься над словами из Святого Писания – “Дорожите временем, ибо дни лукавы”. То можно предположить, что время и дни, это не
суть одно и тоже.
И ещё, у ап. Павла есть такое изречение: –“ …Тот, Который может изменять времена…” Оказывается есть Тот, Который может изменять то, что мы даже не можем объяснить.

PS. Я увидел в сюжете не только поиск легендарной тёплой земли богатой золотом, романтику и приключения, но и философское размышление о времени. Никому не дано вернуться в прошлое или прыгнуть в будущее. А если бы и случилось, то ничего хорошего из этого не получится. Нужно жить сегодня, сейчас и делать в определённый момент определённое дело. С удовольствием учится, работать, любить, растить детей, заниматься любимым делом, – даже рюмку водки нужно не просто выпить, а выпить и крякнуть от удовольствия. Словом, радоваться жизни. “Кто бы ти ни был, радуйся солнцу” – учили древние греки, а Еклисиаст утверждал – “Всё проходит.”
 

Цитата
Пришвартуетесь вы на Таити
И прокрутите запись мою,-
Через самый большой усилитель
Я про вас на Таити спою
Дед, мне вот эта ещё очень нравится, близка очень http://www.youtube.com/watch?v=mkQ2HR9lpMI
 
Хотел сбросить в соседнюю ветку, там, где воспоминания о детстве,.. подумал, может не в тему, у меня тут о школе, да и многовато, оставлю здесь...
Воспоминание о том, как в мою жизнь пришла ещё одна осень, пришёл тот долгожданный сентябрь который принёс с собой запах первых школьных учебников, смешанный с запахом свежевыкрашенных парт и ароматом осенних цветов, с нарядным словосочетанием «школьная линейка», первым школьным звонком, самой лучшей и самой доброй первой учительницей, которую тепло и уважительно звали – Нина Павловна.
У меня появилось много хороших школьных друзей, да и вообще, забегая вперёд, скажу, что в жизни мне очень везло на хороших людей, с которыми было радостно и приятно жить на этом странном белом свете, которые старались помочь советом и поддержать дружеским участием когда случалась трудная минута.
Но насколько мне повезло с друзьями одноклассниками, настолько не повезло с попутчиками, точнее совсем не повезло, – попросту их у меня не оказалось ни одного, а лишь три попутчицы: Валька, сестра друга Витьки Лесного, соседка по дому – Зойка Понамаренко, – кстати как-то я спас её младшего брата, Сергея. Он чуть было не утонул средь бела дня, опрокинувшись вниз головой в большую бочку наполненную водой наполовину. Случилось это почти на глазах его мамы, она сидела на крылечке напротив, увлечённая беседой с соседками. Помнится, вытащить его из бочки было делом не простым, на нём были лишь трусы, – была бы рубашка, так за неё можно было б ухватиться, – однако вытащил его я от-туда довольно ловко и быстро, он, хоть и неуверенно, но всё еще мог держаться на ногах, несмотря на то, что вода из носа и рта лилась ручьем. То ли уронил он что-то в эту бочку, то ли просто прутиком там шурудил, не помню.
Этот случай лишнее доказательство народной мудрости – «за детьми нужен глаз да глаз», – но не будем отвлекаться.
Третьей попутчицей была Лёлька конопатая, между прочим, как оказалось, была в меня влюблена. Эту сокровенную тайну ненароком выболтала упомянутая Валька, которая, в свою очередь, с некоторых пор стала нравиться мне. Может быть я даже в нее влюбился. Кто знает. Странным образом, мне стало казаться, что она не такоя как все. И от странности этой душа моя иногда странно томилась.
Но разобраться в этих тонких странностях я не успел, потому что любовь эта не выдержала, выпавших на её долю тяжких испытаний презренной действительности.
Как-то мы с Витькой сварганили дерзкую операцию. Преодолев три тёмных жутких погреба, проделав два лАза в перегородках, мы проникли в сарай-мастерскую деда Рязая и откололи там от его заветного куска смолы небольшой кусочек «на жувачку». Валька сдала нас Рязаю, как говорят, – с потрохами.
Дед отхлестал нас крапивой: и за смолу и за топорик, которым мы смолу колупали. – Какое коварство! Какое вероломное предательство! Какая чёрная неблагодарность! А я то думал! – В ответ, на пакость сестры, Витька незамедлил подбросить ей в шкатулку с фантиками лягушку. Крапива еще не успела остыть – Рязай накрутил нам вдобавок и уши. Несмотря на свой преклонный возраст, в этом ремесле он был в высшей степени виртуоз, и всё благодаря своим цепким, костлявым пальцам, – три чиря ему в бороду! После этого мы с Витькой ещё долго скулили и говорили всякие выражения.
Царь случай, его подданный дед Рязай и дурацкий сорняк – крапива открыли глаза мои на эту горестную и неблагодарную странность – любовь. «Если от нее, от любви этой, одни прикладные неприятности и жгучие разочарования, то нафиг, спрашивается, она мне нужна!
Лучше уж с этой штукой вообще никогда не связываться и держаться от неё подальше!» – Окончательно решил я.
Да-а-а,.. я перебираю в памяти мельчайшие подробности школьной жизни, всё, что с ней связано, и воспоминания эти радуют меня, ибо всё кажется привлекательным сквозь смягчающую дымку времени. Даже печаль, ушедшая в прошлое, ныне сладостна. Школьные годы представляются мне сплошным веселым праздником, несмотря на родительские собрания, падежи, глаголы – даже самые несовершенные, деепричастные обороты, склонения, тематические сочинения и грозного завуча.
Светлые лучи памяти не оставляют теней на прошлом. Солнечные зайчики, а не темные пятна вижу я, когда оглядываясь на прожитую жизнь.
Мир, кажется, был тогда намного лучше, чем теперь, пацаны были настоящими пацанами, а о девчонках и говорить нечего, – они были непостижимой загадкой, тайной за семью печатями. Может быть это потому, что время, о котором идет речь, само по себе способно было оставить романтический отпечаток
в душе любого человека.
Нда,..”сначала мы умеем летать, потом начинаем учиться думать”. Не помню кто это сказал, но точнее не скажешь.



Изменено: LAst - 16.07.2013 08:06:06
 
 
LAst, Пиши еще! ;)
Блаженны умеющие смеяться над собой, ибо не иссякнет источник их услады до конца дней их...
...я могу это себе позволить...
Буду всем!.. Или всем остальным...
 
:)

http://www.youtube.com/watch?v=5Iy9hMMvEWQ

***
Воспоминания о юности всегда романтичны и призрачны, как легкий парус над безбрежной голубой гладью океана. Порой они поэтично грустны, словно шум далекого прибоя, и лиричны, будто журчание весеннего ручья. Временами, как мощные крылья, парящие над безмятежной долиной; то вдруг, словно легкие крылышки, трепетно порхающие средь нежных лепестков роз.
В этих воспоминаниях всегда слышен радостный шум белоствольных берез, и задумчивый шелест покорных ив, ширь безбрежных просторов, и тихий уголок в заснеженном зимнем саду. Первые возвышенные порывы души, замирание сердца, короткое, но полное значения касание рук, васильковый взгляд, первая бессонная ночь, белый свет луны, неспешное потрескивание дров в тёплой печи, ночные шорохи и мерное тИканье стареньких ходиков.*

ходики* – небольшие стенные часы с гирькой


***

Изменено: LAst - 16.04.2013 02:23:12
 
Незнакомка

Случайно встреченная,
будто оброненная из повести.
Ее образ невозможно воссоздать в памяти,
но еще сложнее забыть.

С утра Эдуард вместе с Ириной и Томарой гулял по городу. Вернувшись домой дамы так устали, что решили в этот день уже больше никуда не ходить. Он же планировал к вечеру поехать в «Дом книги» и вдоволь там побродить-поглазеть. Денис заказал ноты для гитары и фортепьяно, да и для себя что-нибудь присмотреть. К обеду достал из холодильника бутылочку “Балтики”. Ирина категорически запротестовала:
– Будешь в транспорте пивом на людей вонять! Если выпьешь, то никуда не езжай. Сиди дома, завтра поедем.
– Ну , во-первых, я собираюсь ехать через пару часов – сначала отдохну. А во вторых,..неужели запах пива, это апофеоз забулдыги? А как на счет вина? Вчера за обедом в ресторане мы выпили по бокальчику, и никто даже не обратил на нас ни какого внимания. Где же логика?
– То вчера, а то сегодня, то вино, а то пиво!
– Ирка, да пусть выпьет человек пива,. – вмешалась Томара – ничего страшного.
– Ну да! “Ничего страшного!” Самому должно быть стыдно!
Чем больше нелестных, порицательных и обличительных слов в адрес пива слетало с ее уст, тем ядренее оно виделось, тем желаннее.
– Неужели тебе обязательно нужно ехать именно сегодня? Мы только приехали, ещё успеешь.
–Да пусть едет. – Опять подключилась Томара. – Тебе не интересно, а ему интересно, пусть едет.
– Ах , мне не интересно! Ты зачем меня унижаешь!? Ты за кого меня считаешь!? Получается, мне книги не интересны и я книг не читаю!.. –
Ну и в таком духе.
Пива Эдуард все же выпил, даже парочку, отдохнул и поехал на Арбат. Часа два, а может быть и больше, времени не замечал, бродил вдоль книжных полок долго выбирал сборники.
Уже начало смеркаться, когда он сел в троллейбус. Народу было немного, даже оказалось одно свободное местно прямо напротив входной двери. Сел и стал просматривать сборники.
На следующей остановке в салон вошла, нет не вошла, а появилась, возникла как образ, показавшийся ему необычайно поэтичным, привлекательная блондинка. Её красота и обаяние сразу же превратили полупустой, однообразный и серый салон средства передвижения в благоухающий оазис.

Безупречный брючный костюм выгодно подчеркивал гибкость стана, округлость форм, особенность осанки и поступи. Светлые волосы были изящно заколоты сзади обворожительной черной заколкой усыпанной мелкими светло-изумрудными камешками, и ниспадали на плечи узкими, невесомыми локонами, словно их разбросала кисть беззаботного художника: одна прядь свешивалась на красивый лоб, как бы падала
почти прикрыв его половину и тут же возвращалась, сообщая всей прическе некую легкомысленность, в чем и заключалась, надо полагать, вся идея парикмахерского перла. Что-то тонкое, пронизывающее, исходило даже от складок, её легкой кофточки, от взмаха руки.
Трудно сказать, насколько точно он угадал ее фантазией, но ему показалось – от неё исходит свет и она могла воспламенить всё, что к ней прикасается.
В одной руке незнакомка держала элегантную сумочку и аккуратно сложенный зонтик, другая была свободна, и он успел рассмотреть изящную узкую кисть, которую венчали не менее изящные, тщательно ухоженные пальцы безо всяких ( это его удивило) восхитительно бесполезных перстней и очаровательно ненужных колец. Он встал и предложил ей место.
– Нет, нет, спасибо! – Щёки незнакомки мгновенно покрылись живым румянцем, а приятная улыбка окрасилась легким смущением, в котором он мог прочесть едва уловимый интерес, оброненный на него краешком озорных глаз. Её смущение не было ни неловкостью, ни притворством.
– Садитесь , прошу вас! – Настаивал он в замешательстве и растерянности не менее смущенный ее красотой, великолепием и открытой, исполненной добродушного лукавства улыбкой.
– Что вы-что вы – грациозный жест прекрасной ее руки легонько скользнул по его плечу – не беспокойтесь! Я ни когда не сажусь ни в троллейбусах, ни в автобусах; я и так целый день сижу в офисе; сидите-сидите, пожалуйста!
– Нет , нет, это невозможно! Я не могу сидеть, когда дама… – Он стоял и нелепо рассовывал сборники то под мышку, то в пластиковый пакет, окончательно сконфуженный устремленными на них любопытствующими взглядами двух старушек восседавших с неподвижными лицами на высоком сидении у входной двери, и скрестивших исхудалые натруженные руки на увесистых хозяйственных сумках..
Наступило неловкое молчание. Он не знал, что сказать и как себя вести, глянул в окно, делая вид, что потерял ориентировку, но голос из динамика : “Остановка Дунаевского” – свел на нет его дипломатическую уловку. Краешком глаз Эдуард различал ее пленительную и даже обольстительную улыбку.

Народ в салоне стал прибывать, напирать и прижимать их друг к другу.
Он уловил тонких аромат ее духов и почувствовал трепетное прикосновение изящной груди. В этом поразившем его прикосновении он угадал искреннюю нежность, такую страстную и вместе с тем целомудренную, которую никогда не знал до этого: в этом прикосновении не было ничего дурного и ничего такого-сякого; в нем было просто какое-то необъяснимое чувство доверия. Всё же он был настолько смущён, что не находил слов и она поспешила ему на выручку.
Народ в салоне стал прибывать, напирать и прижимать их друг к другу.
Он уловил тонких аромат ее духов и почувствовал трепетное прикосновение изящной груди. В этом поразившем его прикосновении он угадал искреннюю нежность, такую страстную и вместе с тем целомудренную, которую никогда не знал до этого: в этом прикосновении не было ничего дурного и ничего такого-сякого; в нем было просто какое-то необъяснимое чувство доверия. Всё же он был настолько смущён, что не находил слов и она поспешила ему на выручку. Она осведомилась, что он читает и с её помощью Эдуард кое-как поддержал разговор из которого они выяснили, что она не “большой начальник”, как он успел подумать, а он не “великий музыкант”, вопреки свидетельству целой кучи нот, торчащих из его подмышки.
Эта беседа смущала невероятно. Троллейбус опять остановился. Пассжиры прибывали, сомкнулись еще плотнее, и когда они уже плотно прижали их почти лицом к лицу, – в его памяти громыхнули, как трубный глас Каменного гостя, слова :“Будешь в транспорте пивом на людей вонять!” И хоть
“Балтика” состоялась часов пять тому и он уже успел выпить кофе в “Кофе Сити” (или “Кофе Хауз”? – Не важно), подробности вылетели у него из головы. Все же, вопреки всему здравому смыслу, ему стало не по себе. На его счастье кто-то бесцеремонно стал протискиваться между ними. Возмутителем оказался сухонький старичок в выцветшей коричневой шляпе, кургузом пиджаке, нервный, весь словно натянутый, с загнанным выражением усталых глаз и на редкость скрипучим голосом, провозгласившим:”Если не хотите садиться – дайте другим сесть!” Дедулька довольно шустро прошмыгнул и демонстративно расположился на всё ещё пустующем сидении, успев при этом, кинуть неприкрытый сардонический взгляд в их сторону.

Их опять сомкнули плечем к плечу и, надо сказать, Эдуард намеренно стал так на всякий случай, чтобы она не уловила возможный “аромат” пива и, чтобы ей не пришла в голову мысль, будто пьяный мужик пристает к ней в общественном транспорте, потому что в свою очередь прильнул к мысли пройтись с ней по вечерней Москве, проводив от остановки. Подыскивая слова, все же боялся оскорбить чувства милейшей женщины и в равной мере боялся показаться навязчивым, к тому же, все слова, необходимые месту и времени, вытеснила из головы злосчастная фраза в адрес пива.
Пока собирался с духом, троллейбус опять остановился, она обратила к нему свое миловидное лицо с обаятельной улыбкой и взор красивых темных глаз, которые мохнатые ресницы делали ещё более темными, глубокими и загадочными. На дне этих двух глубоких тайн он скорее ощутил, чем разглядел, то ли вопрос то ли едва уловимый зов, пленивший его воображение. Её улыбка блеснула в его глазах, и сходу поразила прямо в самое сердце, воскресив в памяти давно забытые мелодии юности. В тот момент, когда наконец решился – будь, что будет, – она вдруг произнесла: “Удачи вам!” – и стала продвигаться к выходу. Он сначала остолбенел от неожиданного поворота, а точнее сказать, окончания событий, которые, как ему казалось, только начинали развиваться с ярко выраженной книжной поэзией. Все мысли перепутались, лихорадочно соображал, что же ему делать и, когда вдруг осознал, что нужно не изощрять свой ум, а действовать и кинулся в след за ней, – дверь захлопнулась прямо, что называется, перед его носом, причем, ему показалось, она захлопнулась с таким шумом и треском, с каким никогда до этого двери общественного транспорта не захлопывались.
Прекрасная незнакомка уже успела пройти по тротуару вперед. Троллейбус догнал ее. Она повернула ставшее задумчивым лицо, их взгляды встретились, и он еще успел разглядеть в наступающих сумерках удаляющуюся грустную улыбку и грациозный прощальный взмах прелестной руки.
Прекрасная незнакомка уже успела пройти по тротуару вперед. Троллейбус догнал ее. Она повернула ставшее задумчивым лицо, их взгляды встретились, и он еще успел разглядеть в наступающих сумерках удаляющуюся грустную улыбку и грациозный прощальный взмах прелестной руки.

****

Изменено: LAst - 16.07.2013 08:08:15
 
LAst, Томара - это такой эксклюзивный художественный прием? :oops:
And it's me you need to show how deep is your love...
 
Неа, эксклюзив этот в жизни зовут - Наташка ;)

А вот ещё из той же самой поездки...





Кузька

Мы приехали в Абрау Дюрсо и мне почему-то очень захотелось перекусить, может быть потому, что из кафешки так вкусно пахло чебуреками: – а какие чебуреки без пива!
На открытой террасе было свежо, но уютно и комфортно. Хозяйка принесла заказ, и тут появился он. Быстрая сообразительность сверкала в его глазах, наверно поэтому мене захотелось назвать его – Кузька. Я так и сказал ему:
- Привет, Козьма!
Он недоуменно мотнул головой и с любопытством приподнял правое ухо.
- А с какой это стати ты решил, что меня зовут Кузмой? – прочитал я в его умных, слегка грустных глазах - Впрочем, как знаешь.
- Чебурека хочешь?
- Вот идиот! Нет, на тебя пришел посмотреть! Делать мне больше нечего, как только на заезжих балбесов тут и глазеть.
Я отломил кусочек чебурека и кинул по траектории так, чтобы он мог легко поймать его на лету. Кусочек пролетел в сантиметре от его носа, но пес и глазом не моргнул. Чебурек упал рядом с правой лавпой. Секунду помедлив Кузя косо посмотрел на него. Когда-же нюх подсказал ему, какого рода подачка лежит рядом с лапой, он незаметно сглотнул слюну.

- О-о-о, приятель, да тебя здесь закормили, оказывается! – Я сделал движение с намерением поднять ломоть с земли. Пес осторожно взял этот кусочек нижними зубами и, подхватив коренными, проглотил его с томным видом, столь характерным для той породы, к которой он имел честь себя причислить.
- Вот как! Мы, оказывается, не хухры-мух-ры! Мы, оказывается, с гонором!
- А ты что думал! Я тут тебе не какая-нибудь там шавка комнатная. Правда, и не чистая овчарка, дворнягой зовут, но все равно, происхожу от слова – дворянин. Усек? Темнота! А если решил угостить, так не выпендривайся, а угощай! – Морда его являла олицетворение собачьей невозмутимости и «дворянского» достоинства.
- Ну что ж, граф Кузька, угощайтесь! – Я бросил ему целый чебурек. – Прошу любезнейше простить, что не на блюдечке с голубой каемочкой.
- Вот это другое дело! Уважаю! Ладно уж, обойдусь и без фамильного серебра.
За этим чебуреком последовал еще один, потом еще... «Предводитель дворянства» оказался отменным едоком; уплетал чебуреки неспеша и с таким смаком, что нагнал и на меня, самый что не на есть, собачий аппетит. В итоге, мы славно перекусили. Я дошел до того состояния души и духа, что готов был предложить ему и пива, но мои спутницы (жена и ее подруга) явно не разделяли «души моей прекрасные порывы» и самым решительным образом присекли это вопиющее безобразие.
Надо сказать, что мой знакомый, – потом приятель, а теперь уже и друг, – отнесся к бунтовщицам чисто с собачьей философией – «ДА-АМЫ». После чего, посмотрел на последний чебурек, подумал и сказал сам себе:
- Что-ж – нада так нада! Пусть будет про запас,..а то когда еще.., – и умял остатки с превеликим удовольствием.
В знак благодарности он был нашим «гидом» и сопровождал по Абрау Дюрсо все время пока мы там пребывали: бродили в его окрестностях, по набережной вдоль живописного озера.
Когда присели передохнуть на развалинах заброшенной (скорее – запущенной) старинной лестницы, он прилег поблизости, положил морду на лапы, грустно смотрел на меня и думал свои собачьи думы:
- Да-а-а, хороший мужик, но только клянусь своим облезлым хвостом – вряд ли вернется сюда в обозримом будущем. Э-э-х, жаль!
Проводил нас до машины и, – обидно, что свет падал не выгодно для съемки, к тому же вечерело, и вы не можете видеть его глаза и прочесть в них то, что прочел я:
- Слышь, мужик, купи себе здесь домик,..место хорошее, не пожалеешь,..а я его стеречь буду, у меня вот и ошейник есть; видишь..остался...по наследству.

***



Изменено: LAst - 18.04.2013 07:59:05
Страницы: 1 2 3 4 След.
Читают тему